Горхонский листок

09:47 

Пианино для приличной женщины

девушка из Хребтовки
Автор: (Намира)
Персонажи: Юлия Люричева, Григорий Филин, Стах Рубин.
Жанр: романтика
Рейтинг: G
Размер: драббл
Статус: закончен
Дисклеймер: Все права на мир и персонажей принадлежат Ice-Pick Lodge.
Аннотация: Подарок для "мамзель Жюли" от городского Робина Гуда.
Размещение: Только с разрешения автора.
Ссылка на оригинал: проследовать на фикбук.

Не то, чтобы очень приятно зашивать рваную рану, когда тебе в лопатки (выше не достаёт по причине роста) дышит самолично Григорий Филин. Не то, чтобы очень интересно выслушивать его монотонное "Совсем оборзел этот Брага, страх потерял, своих же дырявить стал!" Но и такая замечательная работа, как выяснилось, может таить в себе множество сюрпризов.

- Через двадцать минут очнётся от наркоза, и можете валить на все четыре стороны., только не дальше вашего логова. Неделю лежать. Завтра приду перевязку менять, скажешь своим молодцам, чтобы пропустили. - Стах с неудовольствием покосился на пациента, хоть и напившегося "спиритуса чистого" для храбрости, но не сумевшего заставить себя смотреть на заделывание собственной шкуры. Измельчал нынче разбойничий люд, мда...

Непривычно тихий Филин нервно кивнул и вдруг спросил хриплым шёпотом:

- А эта... Стах, а как думаешь... что можно подарить приличной женщине?

Рубин воззрился на "пахана" сверху вниз, отчего тот заёрзал на жёсткой табуретке и счёл нужным пояснить:

- Ну эта... женщина мне глянулась. Приличная. - Похоже, Филина больше всего заботило именно это. - А праздник скоро. Вот, хочу ей подарок сделать, чтобы сразу прониклась.

- Она-то сама знает, что тебе "глянулась"? - Невольно вырвалось у Стаха. Григорий насупился.

- Ну что я, на желторотого похож? Это ж ба... женщина! Деликатно надо. Ну мои ребята пошукали у её окон, не без того... только она редко из дома выходит. И к ней вот разве что Лара один раз. Всего узнать удалось...

Неожиданно замолчав, Филин удручённо уставился на бледного "подчинённого", безмятежно дрыхнувшего на столе.

- Договаривай уже, раз начал. Болтать направо и налево не буду, сам знаешь; только недосуг мне всю ночь с вами разговоры разговаривать.

- А ты не дерзи, мил-человек, не дерзи. За мной не станет долго шепнуть Каиным пару слов... - Тут Григорий сообразил (с некоторой тревогой косясь на сжавшиеся кулаки Рубина, удар каждого из которых мог его, Филина, весьма и печально покалечить - а оружия к беглому хирургу-недоучке брать не позволяла воровская честь), что несколько перегнул палку, и поспешил продолжить своё повествование. - Так вот, эта, женщина-то приличная. Тонкая. О фортепьянах она мечтает. А мы как раз с оказией из города... свои каналы имеем, да и с одонгом столковаться помогли... пианину знатную достали. Так вот ты мне скажи, Стах, как по-твоему - нормально дарить-то? Или не поймёт?

Если бы час назад Стаху сказали, что он будет помогать главарю городских бандитов завоевать сердце "приличной женщины", которая, в довершение всего, о завоевательных планах и не подозревает... Но, с другой стороны, это было очень похоже на план осады какой-нибудь крепости, пусть сравнение не совсем поэтическое. И вот, включив контуженное тактическое мышление и природную сметливость, "дохтур Рубин" и "батька Григорий" начали выстраивать линию проведения атаки...


- ...Да чтоб у тя повылазило, Харя! Тише, тише фурычь, уронишь - и всё маре под хвост!

- Дверь держи, а не языком ляскай, понял, нет? - Названный Харей остервенело толкал коробку в чуточку более, чем надобно, узкий дверной проём. Сказано, что атаману противоречить не след, но переть здоровенную дуру, странно звякающую на поворотах, вдоль берега Жилки - а потом затаскивать на тротуар - а потом опять же переть, но уже по гололедице - это как-то не слишком похоже на обычное "дело".

Особенно учитывая то, что на улицах не было видно обычных патрулей (стараниями Артемия Бураха, которого ввели в курс дела), хозяйки дома тоже не было (за это отвечали Стах и Лара Равель, охотно согласившаяся помочь доброму делу), а лично Григорий Филин обещал в случае накладок свернуть Харе и Смычке шеи. Но, к счастью для них, злосчастная коробка с треском проскочила внутрь, вследствие чего Смычка заработал шишку на затылке, а Харя чуть не пропахал носом крыльцо.

- От же ж падла! Погодь ты...

Остановив пришибленного напарника, бравый вор нащупал на столике в коридоре лампу и повернул колёсико. Прихожая осветилась неярким золотистым светом.

- Во, теперь вон туда эту милашку. И уж там... ну, крышку открыть, и эту тетрадку поставить... усё, как сказал батька... а там уже валить можно.

...На всё про всё ушло ещё минут сорок. С облегчением выбравшись и "прибрав за собой", то есть смахнув со ступеней истоптанный снег и тщательно заперев дверь, Смычка и Харя растворились в синих ночных тенях. И как раз вовремя: со стороны Управы уже слышались звонкий девичий голос, приглушённый смех и добродушный баритон доктора Рубина...

...Артемий захлопнул дверь и, дотащившись до топчана, с тяжёлым вздохом рухнул навзничь. Нет, чтобы ещё раз... когда нибудь... Чтобы ещё раз ему пришло в голову объявить вакцинацию от простуд и ангин путём приёма профилактических доз твирина... Чтобы ещё раз он согласился помогать романтическим намерениям Филина... и Стаха, шабнак его зажри, вот ведь сочувствующий нашёлся!

С другой стороны, такое возможно провернуть только в этом невероятном городе. Как и многое другое.
С этой мыслью Артемий Исидорович Бурах и заснул крепким сном человека, выполнившего свой долг.


- Да уж, славно посидели... ну, с наступившим Новым Годом вас ещё раз, и спокойной ночи. - Юлия повернула ключ в замке и с высоты крыльца посмотрела на прижавшихся друг к другу Стаха и Лару. - Увидимся.

Не дожидаясь ответа, она скрылась в тёмных недрах "Невода". Странно. Даже такому восхитительно нелогичному существу, как Анна Ангел, стало бы ясно: эти двое ждут не дождутся, когда же можно будет остаться наедине. Тем более, это было понятно Юлии. Да и не только по поводу Лары и Рубина, собственно, поэтому в новогоднюю ночь она и не пошла в "Приют" вместе с остальными. И, судя по рассказам, немного потеряла. То ещё удовольствие: сигарета за сигаретой, бокал за бокалом в окружении счастливых (вроде бы) пар.

Ту ночь госпожа Люричева посвятила анализу прожитых в городе лет, сделала несколько выводов, и в целом не жалела о пропущенном празднике. Да и можно ли назвать его пропущенным, если всю ночь над Горхоном пускали завезённые из Столицы "весёлые огни", отсветы которых плясали в окнах, да ребятня орала что-то совсем несусветное, вдохновившись разрешением не ложиться спать?

Но сегодня, спустя два январских дня, подруга и Стах очень старательно пытались её развлечь. Надо это признать...

Юлия сбросила белую шубку на тумбочку - вот она прелесть житья в одиночестве, не хочешь - не убирай - попутно продолжая размышлять. Развлекать третьего человека, пусть и товарища, ни с того ни с сего, да ещё зазвав в гости. Хм. Это явно не просто "Мы подумали, что тебе нужно развеяться", как заявил Стах, это нечто большее. И потому очень странное. Но раз уж она, Юлия Люричева, постигла логику этого города, неужели постижение логики приятелей станет более трудным делом?

- Я не я буду, если не пойму, что им от меня нужно. - Решительно пообещала своему взлохмаченному отражению в зеркале бывший инженер Сонной группы и направилась в гостиную. Отражение, помедлив несколько мгновений, поспешило за ней - разумеется, не покидая пределов зазеркального мира.

Вопреки предположениям Юлии, вознамерившейся потратить на выяснение всех и всяческих причин ближайшую неделю, разгадка обнаружилась именно в гостиной. В родной гостиной, с потёртыми зелёными обоями и прокуренными насмерть портьерами "цвета весенних листьев под солнцем", как когда-то заявил приказчик столичного универмага.

Пианино. Блестящее лакированными чёрными боками, с призывно откинутой крышкой. Сахарно-белые и антрацитовые клавиши. Раскрытая нотная тетрадь с ровными рядами знакомых значков.

"Сколько лет я уже не играю? Пожалуй, с первого курса..."

Бесспорным фактом было то, что о своих детских мечтах стать пианисткой Юлия не рассказывала никому и никогда. Как и о причинах, побудивших её уйти из школы исскусств и поступить в университет. Хотя...

- Неужели всё-таки Лара? И ведь упомнила же...

С месяц назад, когда хозяйка "Приюта" забежала в гости по каким-то делам, разговор зашёл о новогодних подарках. Абстрактно. А завершился конкретно - Лара поделилась, что всегда хотела кружевную белую шаль, "вот только куда её носить-то у нас?", а Юлия... не смогла вовремя остановиться и ляпнула, что мечтает купить пианино ("Потому что подарить некому, но откуда ж взять-то - у нас?". Правда, тема сменилась почти сразу же, но, значит, Равель запомнила...


Пальцы медленно пробежались в гамме. Настроено. Ну надо же... не удержавшись, Юлия подвинула пуфик и села за инструмент. Ноты не зря показались знакомыми: "Пещеру горного короля" играли уже на втором году обучения. Ну, с новым годом вас, мадемуазель Люричева, с новым счастьем...

Притаившийся под окном Григорий Филин недовольно скривился: знал бы раньше, что она эти значки наизусть помнит! Этак когда ж заметит послание на последней странице? Тьфу ты, все старания корове под хвост!

- От же ж... но хорошо играет, шабнак меня побери, хорошо... одно слово: приличная! - Заключил приунывший было атаман и начал прикидывать, как бы завезти в город побольше таких вот тетрадочек. Тише едешь - дальше будешь, верно деды говорят...
запись создана: 18.07.2015 в 20:54

@темы: фанфики

URL
   

главная